Кипит на Земле жизнь, полная страстей и неожиданностей. Противоречия, вызванные научно технич ...

Кипит на Земле жизнь, полная страсте ... / Взносы /




Кипит на земле жизнь

Кипит на земле жизньКипит на Земле жизнь, полная страстей и неожиданностей. Противоречия, вызванные научно техническим прогрессом (вернее, ошибками в его реализации), не только не стихают, ко становятся все острее. Выиграв битву за сохранность живой природы в одном месте, люди проигрывают ее в другом. Возникло и сформировалось «экологическое мировоззрение», все большее число сложных народнохозяйственных вопросов решается с позиций экологии и биоэкономики. Однако насущные потребности подчас оказываются весомее потребностей потомков, и следуют новые уступки, новые потери.

Охотники разных стран долго считали, что «их хата с краю». Они не пытались вмешиваться в ход научно технического прогресса, сглаживать его отрицательное влияние на животный мир. Было бы цело то заветное болотце, в котором находятся такие прекрасные утиные садки, сохранился бы тот кочковатый и немного топкий луг, на котором такое приволье для бекасов и дупелей, не вырубили бы то дальнее глухариное токовище, воспоминание о котором всю зиму сладко сжимает сердце охотника.

Наступает долгожданная пора, охотник собирает рюкзак, влезает в тяжеленные сапоги ботфорты, накидывает на плечо ружье в выцветшем от непогод чехле и отправляется в «свои места». Свои, обязательно свои, они должны быть у каждого мало мальски самостоятельного охотника... Что же встречает он там? Прежде всего— пресловутые следы «воздействия человека на природу.» Могут еще уцелеть, сохраниться те превосходные болотце, луг, токовище. Может быть еще удачной охота на них. Но угрозы все ближе, все реальнее. По ближайшему (не «тому», но соседнему) лугу проползла глубокая канава, вырытая мелиораторами. На остатках снега под соснами на окраине глухариного тока следы пребывания здесь в конце зимы мотонарт.

Это молет быть и в Великобритании, и в Швейцарии, и в США, и во многих других странах. Может быть так, а может гораздо хуже...

И вот уже охотник, обеспокоенный судьбой своего любимого увлечения, а через него и всей живой природы, начинает приглядываться, задумываться, взвешивать, совершать экскурсы во вроде бы несвойственные и чуждые ему сферы. Почему агрономы, пренебрегая заветами агрономической науки, упрямо цепляются за монокультуры? Почему механизаторы в погоне за мнимой экономией горючего беспредельно укрупняют контур пашни и разрушают столь необходимую для биосферы экологическую мозаику? Почему гидромелиораторы, делая полезное и важное дело, нередко осушают болота, из которых берут начало ручьи и реки, которые в изобилии родят клюкву и дают прибежище дичи

Из этих и множества других «почему» рождается конструктивная критика неправильной эксплуатации природных ресурсов, выводятся рецепты современного рационального природопользования. Мысль и дела охотников мощным потоком влились в движение за охрану природы. На всех континентах, во всех странах они находятся в первых его рядах. Весь текст этой книги должен убедить непредубежденного читателя: культурная охота полезная, а подчас даже необходимая форма использования животного мира планеты.

«Охота одна из форм взаимоотношений человека с природой»,— писал крупный советский зоолог и деятель в области охраны природы профессор А. Г. Банников. Наща задача укреплять и совершенствовать эти взаимоотношения, стремясь к их полной гармонии.

Охотничья общественность и охотоведческая наука не только спасли охоту от могучего натиска современной циви лизащ 1и и антиохотников, но и дали ей второе дыхание, подняли на новую высоту. Да, по мере того, как промышленность вместе с сельским и лесным хозяйством начали энергично преобразовывать местообитания диких животных, их стало меньше, условия их жизни ухудшились. Охотники быстро отреагировали на это. Но они заговорили не только и не столько о судьбе своих подопечных, сколько о живой природе вообще. Ведь монокультуры, перевьшас скота, избыточное осушение заболоченных земель вызвали опасное развитие эрозионных процессов, исчезновение и обмеление водоемов, падение плодородия почв.

И это уже опосредованно отразилось на состоянии охотничьих угодий, на охоте...

Замечено было и иное: где властвует культурное, научно обоснованное природопользование, где общее здоровье живой природы хорошее, там много разнообразной дичи, там богатые охоты. Дикие животные оказались чутким индикатором характера природопользования! Охотники, внимательно наблюдающие за этим индикатором, забили тревогу и предприняли огромные усилия для того, чтобы выправить положение. Охотоведение разработало и внедрило многочисленные предложения по сохранению экологического равновесия и методам рациональной эксплуатации биологических ресурсов. Видовое разнообразие, экологическая мозаика, использование эффекта опушки, совмещение охраны почвы и вод с охраной дикой фауны, интегрированное природопользование эти лозунги давно уже находятся на знамени охотоведения.

В Законе Союза Советских Социалистических республик «Об охране и использовании животного мира», принятом сессией Верховного Совета СССР 25 июня 1980 г., имеется статья 23 «Охрана среды обитания, условий размножения и путей миграций животных». Она начинается превосходной фразой:

«Всякая деятельность, влияющая на состояние животного мира вследствие нарушения среды обитания, условий размножения и путей миграций животных, должна осуществляться с соблюдением требований, обеспечивающих охрану животного мира».

В том, что эта необходимость оказалась осознанной и закрепленной в законодательном порядке, немалая заслуга охотников и специалистов охотничьего хозяйства. Эта статья предоставляет им новые большие возможности по охране и обогащению животного мира.

Бауэр Д., Вайничке X. Забота о ландшафте и охране природы. М.: Прогресс, 1970, с. 241.

Во многих странах охотничья общественность и специалисты охотоведы плодотворно ведут эту работу, активно влияют па проектирование и строительство промышленных и других объектов. Можно и полезно построить очередной завод, пустить в ход очередную шахту, соорудить новую плотину. Но недопустимо, чтобы эти действия нанесли невосполнимый ущерб живой природе, биосфере. Поиски альтернативных вариантов в случае возникновения противоречий обычно оказываются успешными. Не существует ситуаций, из которых при наличии добрых устремлений нельзя было бы найти выхода. Мысль о природоохранном значении охоты мы считаем лейтмотивом этой книги.

Мы уже писали об антиохотничьих настроениях в некоторых странах. Они встречаются и у нас. Периодически газеты, журналы, радио, телевидение выступают с материалами, в которых на охоту и на охотника возлагается основная ответственность за уменьшение численности диких животных и предлагается «закрыть» охоту или ввести ограничения, по существу сводящие на нет возможности любительской охоты. При этом временные недостатки, имеющиеся в охотничьем хозяйстве (факты браконьерства, плохая организация охоты, избыточный отстрел дичи), выдаются за органические, присущие ему пороки, не поддающиеся устранению.

Признание общесоюзным Законом охоты в качестве одной из форм пользования животным миром устанавливает предел антиохотничьим выступлениям; природолюбы неохотники должны теперь вместе с охотниками работать над совершенствованием и укреплением охотничьего хозяйства, а не бороться с ним. Очень хорошо высказались по этому поводу ученые из ГДР Л. Бауэр и X. Вайничке:

«Мы должны стремиться к тому, чтобы каждый охотник стал активным, биологически грамотным союзником в деле охраны природы и чтобы каждый природовед понял и оценил значение охоты и по возможности ее поддержал» К

Но от современного охотника требуется и иное: постоянное повышение культуры охоты, укрепление ее этических основ. Олдо Леопольд, крупный американский натуралист и охотовед, автор прекрасной, недавно переведенной на русский язык книги «Календарь песчаного графства» назвал «Честной игрой» совокупность приемов, ограничивающих возможности охотника. «Наши орудия истребления диких животных, писал Олдо Леопольд, приближаются к совершенству много быстрее, чем мы сами, и «Честная игра» это добровольное самоограничение в использовании современного арсенала. Суть его в том, чтобы увеличить в спортивной охоте роль сноровки и уменьшить роль технических достижений» \

Правда, время (цитированные строки Леопольда писались в 40 х годах) показало, что замена современного оружияпримитивным не решает проблемы. Охотники с луками на крупного зверя делают слишком много подранков и приумножают страдания диких животных. Но совершенно обоснованны протесты натуралиста против излишней «механизации охоты», когда охота перестает требовать от человека всяких затрат душевных сил и физической энергии (вспомним вездесушего охотника на комфортабельной вышке). В силе остаются слова Леопольда о том, что добровольное подчинение этическому кодексу укрепляет самоуважение охотника спортсмена. Пренебрегая этим кодексом, он унижает и развращает себя.

..Прежде охота была просто охотой, выслеживание диких животных и стрельба в них являлась ее единственнор целью. Пребывание среди дикой природы охотник воспринимал как нечто само собой разумеющееся и ценил скорее подсознательно. Раскрытие роли охоты в постижении природы и приближении к ней началось сравнительно недавно, и огромное значение в этом имели, по крайней мере для советского читателя, произведения М. Пришвина. «Охотничьи чувства это и есть чувство здоровья и радости жизни, и поэзия, свойственная охотникам, есть выражение радости жизни .

Сейчас каждый социологический опрос охотников различных стран выявляет все более разнообразную «мотивацию», руководящую их побуждениями. И трофеи отнюдь не на первом месте. Главное вырваться из ставших слишком тесными объятий цивилизации, отключиться от стрессовых ситуаций, соприкоснуться с первоисточниками всего существующего на Земле незамутненным Солнцем, ясным небом, чистой водой, естественной зеленью лесов и лугов, с тишиной и покоем; отвести душу в компании близких тебе по мировосприятию людей. Охота перестала быть целью, она теперь средство общения с природой...

Из за антиохотничьих выступлений современной общественности кончилось безмятежное существование охотника. Прежде в некоторых странах он был фигурой уважительной, почтенной, в других (в нашей, в том числе) объектом шуток, не всегда остроумных, но достаточно безобидных. Ныне миллионы разгневанных людей во всех странах показывают пальцем на охотника и кричат ему: Это ты стер с лица Земли многих зверей и птиц, обеднил нашу природу! Это ты продолжаешь опустошать ее ради своего эгоистического удовольствия, не считаясь с интересами обш,ества! Другие, более информированные, видящие истинные причины оскудения животного мира, тем не менее осуждают охотников, считая, что нельзя лишать живые существа жизни ради забавы, что все родившееся имеет равные права на жизнь. Они издают книги, иллюстрированные фотографиями, изображающими страдания попавших в капканы зверей, выпускают антиохотничьи фильмы...

Чем может ответить на все это современный охотник? Строжайшей самодисциплиной, добровольным самоограничением, включением в «Честную игру». Системой логических доводов, доказывающих (слова известного американского специалиста в области охраны природы профессора Р. Парсона), что «убийство милосердием отнюдь не лучше убийства оружием». Упоминанием о том, что правильная охота одна из наиболее рациональных форм использования биологических ресурсов, без которых невозможно благополучие человечества. Активным участием в регулировании природного равновесия в экологических системах, преобразованных человеком. И, наконец, неустанными и многочисленными делами по охране и обогащению животного мира...

Современный охотник многолик. В отдаленных районах таежной Сибири и Аляски, в сохранившихся участках джунглей Индии, в вельдах Восточной Африки, в полупустынях Австралии, в глубинах Амазонки он еще может в полной мере проявить природную сноровку и выносливость, ценой огромных усилий добиться желанного успеха. В Центральной и Южной Европе, в зерновом поясе Северной Америки и в других столь же преобразованных человеком регионах охотник вынужден стрелять в полудиких фазанов, серых куропаток, крякв и зайцев русаков, выращенных для его потребности на специальных фермах (далеко не у всякого есть средства на сафари в Африке и даже для менее дорогостоящей охотничьей экспедиции, а местные угодья оскудели настоящей дичью). Главное не это. Главное то, что современный охотник несет эстафету, начатую его далекими предками и переданную через века к цивилизации. Эстафету, глубоко связывающую нас с самым сокровенным в природе, делающую нас участником ее таинств. Изменились орудия и приемы охоты, ее непосредственная мотивация, ритуалы, обряды. Душа истинного охотника, который первый среди людей осознал близость к природе, не изменилась. Такой она и останется.


Смотрите также:

Предпочтение при экскурсах в охотничью жизнь

Предпочтение при экскурсах в охотничью жизнь


Чему отдать предпочтение при экскурсах в охотничью жизнь разных стран охоте или охотничьем ...
Кроме промысловой охоты

Кроме промысловой охоты


Кроме промысловой охоты «для себя», существовал охотничий промысел ради получения доходов и даже об ...
Северный олень

Северный олень


Этот ценнейший дикий зверь, бывший в прошлом основой экономики и хозяйства многих северных народов, в диком виде оби ...














охота     путешествие    копытные    дичь    утварь    звери   

Вверх